Назад

Интервью Посла России в Испании Ю.П.Корчагина новостному агентству EFE, Валенсия, 26 марта 2018 года

Версия на испанском языке

 

Перевод с испанского

 

Вопрос: Прежде всего хотел бы спросить Вас о новости, которая появилась около двух часов назад, о высылке двух дипломатов Посольства России в связи с делом отравленного шпиона. Что бы Вы могли сказать о такой мере Правительства [Правительство Испании приняло решение «отозвать аккредитацию» двух дипломатов Посольства России в Мадриде]?

Ответ: Мне сообщили, что двоих российских дипломатов лишают аккредитации в связи с инцидентом, который произошел с двумя российскими гражданами в Лондоне тогда же, когда информация появилась в СМИ – около часа назад. Меня очень удивляет такое решение и хотел бы воспользоваться вашим СМИ, одним из наиболее известных в мире, чтобы выразить протест в связи с таким решением.

Почему протест? Потому что у нас нет никаких достоверных данных, которые могли бы убедить нас в том, что случилось. Мы только знаем, что в Лондоне произошёл инцидент, который мы рассматриваем как «террористический акт», однако несмотря на то, что с самого начала мы запросили у британской стороны подробности и, более того, даже заявили о своей готовности совместно вести расследование. Сейчас основы континентального права, если не сказать универсального, переживают переломный момент, потому что презумпция невинности меняется на презумпцию вины.

Достаточно, чтобы кто-то, какой-нибудь политик заявил, что ты виноват, и этому политику даже не надо предоставлять никаких доказательств, а ты должен объяснять всему миру, что это не так. Это меня сильно удивляет. Также я не понимаю этой солидарности. О какой солидарности может идти речь?

Возможно, испанская сторона располагает данными, которые ей предоставили британцы. Тогда она должна бы поделиться этими данными с нами, чтобы мы лучше поняли, почему дипломаты, которые работают на благо двусторонних отношений, должны сейчас уехать. Очевидно, что это очень недружественный шаг.

Более того. Я бы сказал, что эта солидарность является недоразумением, и, следуя такой логике, я не исключаю, что следуя за Великобританий, которая безусловно ведёт свою собственную игру, скоро все страны-члены выйдут из Европейского союза, выражая так свою «солидарность» с Брекзитом. Вы думаете так не произойдёт? А я сейчас не исключаю такого варианта. И что будет делать Испания с такой «солидарностью»?

Вопрос: Говоря о принятых мерах, Вы считаете, что Испания сотрудничает недостаточно с Россией не в пример тому, как это происходит с Великобританией или США?

Ответ: Недостаточное сотрудничество – верно подобранные слова. Повторяю, что с самого начала мы были готовы сотрудничать с Великобританией, но нам не предоставили никаких данных. Мы только выслушиваем обвинения в свой адрес. Если ЕС располагает такими данными, если с дружественной нам страной Испанией британцы поделились такими данными, так объясните нам, что происходит. До сих пор, всё что мы знаем это то, что в Лондоне пострадали российские граждане. И какое отношение к этому имеет Россия? Мы не можем понять. Более того. Британский Скотланд-Ярд заявил, что потребуется две недели или месяцы, чтобы наконец точно установить, что произошло. Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО), которая также получила британский запрос, тоже заявляет, что экспертам потребуется время, чтобы сделать заключение. Но политикам, как Мэй, достаточно лишь 40 минут после инцидента. Конечно, есть достоверные источники, например, полиция, но они не располагают данными. Но кажется, что все остальные располагают.

Вопрос: До объявления мер с Вами связывались из испанского правительства?

Ответ: Нет, мы получили эту информацию, когда были в Министерстве иностранных дел и сотрудничества, около полутора часов назад.

Вопрос: То есть до того, как Вы выехали? [интервью проходило в г.Валенсия]

Ответ: Я был здесь, когда советника-посланника Посольства пригласили в МИД.

Вопрос: А вам удалось поговорить с Министром иностранных дел и сотрудничества А.Дастисом?

Ответ: Мне нет, советнику-посланнику тоже. Уровень беседы был иной.

Вопрос: Вы знаете, почему выбрали именно этих дипломатов, а не других?

Ответ: Мы в неведении. Поэтому я и спрашиваю, что общего между высылкой дипломатов и т.н. «делом Скрипалей», Брекзитом, солидарностью? Это полная неразбериха. Я не понимаю, о чём вообще можно говорить и что общего у Испании и Лондона в этом деле, и почему отзывают аккредитацию.

Вопрос: Высылают?

Ответ: Нет, не будем путать термины, нам это было преподнесено как «отозвать аккредитацию двух дипломатов».