Назад

Статья Посла России в Испании Ю.П.Корчагина "Готовность, сосредоточенность и убежденность", опубликованная в газете "ABC" 26 марта 2018 года

Версия на испанском языке

Перевод с испанского

 

Готовность, сосредоточенность и убежденность

 

Сегодня, спокойным воскресным днём меня удивила статья Посла Великобритании в Мадриде Саймона Мэнли «Отрицание, рассеянность и замешательство», опубликованная в газете “ABC”. Саймон – мой коллега, которого я ценю за его высокий профессионализм и к которому питаю личную симпатию. Как видно, представители Великобритании получили указания из Лондона настойчиво продвигать через прессу британскую позицию по т.н. «делу Скрипалей». Мы, дипломаты, убеждены, что «дипломатические каналы» являются наиболее подходящим способом разрешения проблем. Однако, если британская сторона чувствует себя неспособной убедить нас путём профессионального диалога и выбирает в качестве канала связи средства массовой информации, то мне не остаётся ничего другого, как ответить в той же манере.

Обвинения, что Россия как член Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) не выполняет свои обязательства, лишены всякого основания. Напоминаем, что процесс ликвидации российского химического арсенала был завершён 27 сентября 2017 года, что официально подтвердила уполномоченная международная организация – ОЗХО. Тем не менее, британское правительство громогласно заявило о «нарушении» Россией обязательств по Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении (КЗХО). Таким образом, Великобритания высказалась и против всей работы ОЗХО, в которой в последние два десятилетия сама принимала участие.

12 марта с.г. Посольство России в Лондоне направило в Форин Офис ноту с просьбой предоставить доступ к данным расследования и предложило действовать в рамках пункта 2 Статьи IX КЗХО, согласно которой государства-члены Конвенции могут урегулировать путём обмена информацией и консультаций на двустороннем уровне любой вопрос, который может вызывать сомнение в отношении соблюдения этого международного договора. Британская сторона ответила отказом на наши инициативы.

Хотелось бы прояснить следующие аспекты.

Где, кто и как брал пробы у Сергея и Юлии Скрипаль? Каким образом все это фиксировалось? Кто может сертифицировать достоверность полученных сведений? Соблюдены ли все требования ОЗХО в отношении последовательности действий при сборе доказательств (т.н. «chain of custody»)?

При помощи каких методов (спектрального анализа и др.) британская сторона за столь короткий срок смогла определить тип якобы применённого химического вещества (по западной классификации «Новичок»)? Как мы понимаем, для этого необходимо иметь стандартный образец подобного вещества.

Как такая поспешность соотносится с официальными заявлениями самого Скотланд-Ярда, что «для соответствующих выводов понадобятся недели или даже месяцы работы»?

На основании каких данных и признаков поражения было поспешно принято решение ввести антидоты пострадавшим Скрипалям и британскому полицейскому, и не привела ли эта оперативность к серьёзным осложнениям состояния их здоровья и последующему его ухудшению?

Какие именно антидоты вводились? На основании каких анализов было принято решение использовать такие препараты?

Как можно объяснить столь замедленное действие нервно-паралитического вещества, в то время как оно по своей природе действует незамедлительно? Утверждается, что потерпевших отравили в пиццерии (по другим данным, в машине, в аэропорту, квартире и т.д.). Что же в реальности произошло? Как получилось, что их обнаружили через какое-то время на какой-то уличной скамейке?

Мой коллега говорит о моделях поведения. Хотел бы отметить, что у «модели поведения» Великобритании за последние десятилетия весьма своеобразная история – загадочные убийства российских граждан на британской земле (вспомним известные фамилии Березовский, Литвиненко, но есть и другие) до сих пор не раскрыты и стали государственной тайной. Инцидент в г.Солсбери полностью отвечает этому желанию британских властей сначала обвинить мою страну в чём-то страшном, а затем засекретить весь процесс расследования.

Со своей стороны, полагаем, что «нападение» на Скрипалей с применением токсичных веществ следует рассматривать как террористический акт. В связи с тем, что во время инцидента пострадала российская гражданка Ю.Скрипаль, предлагаем взаимодействовать с британской стороной по Статье IX КЗХО. Представляется весьма странным, что до сих пор Лондон отказывает официальным российским представителям в консульском доступе к Ю.Скрипаль в соответствии с Венской конвенцией 1963 г. о консульских сношениях.

Приветствуем тот факт, что британское правительство пригласило экспертов ОЗХО посетить Великобританию, чтобы провести независимый анализ выводов, сделанных британской лабораторией. Россия ожидает от ОЗХО официального детального изложения всего происходящего по «делу Скрипалей».

В заключение хотел бы сказать, что согласен с послом Мэнли, что совместная работа является лучшим способом для предотвращения подобных инцидентов. Пришло время оставить обиды прошлого и действительно начать сотрудничество в борьбе с реальными, а не вымышленными угрозами.