Вторая Гаагская конференция мира: история и современность

 

В марте 1907 г. министр иностранных дел России А.П.Извольский циркулярной телеграммой предложил российским представителям за границей оповестить правительства о созыве конференции в первых числах июня 1907 г. Российское правительство предложило проект программы конференции, который был принят всеми государствами.

Вторая конференция мира прошла в Гааге с 15(2) июня по 5(18) октября 1907 г. В ее работе приняли участие представители 44 государств (Австро-Венгрия, Аргентина, Бельгия, Болгария, Боливия, Бразилия, Великобритания, Венесуэла, Гаити, Гватемала, Германия, Греция, Дания, Доминиканская Республика, Италия, Испания, Китай, Колумбия, Куба, Люксембург, Мексика, Нидерланды, Никарагуа, Норвегия, Османская империя, Панама, Парагвай, Персия, Перу, Португалия, Россия, Румыния, Сальвадор, Сербия, Сиам, США, Уругвай, Франция, Черногория, Чили, Швейцария, Швеция, Эквадор, Япония). Это практически все независимые в то время государства, которые формировали мировой правопорядок.

Председателем конференции был руководитель российской делегации, действительный тайный советник, российский посол в Париже А.И.Нелидов. В состав российской делегации также входили профессор Ф.Ф.Мартенс и российский посланник в Гааге Н.В.Чарыков.

В секретной инструкции главе российской делегации А.И.Нелидову российский министр иностранных дел писал: «Созыв Второй Конференции Мира по высочайшей воле государя императора был вдохновлен тем убеждением, что русское правительство, которому принадлежал общий почин в деле пропаганды идей международного мира, не должно выпускать из своих рук дальнейшего его направления. [...] Интересы родины «требуют, чтобы созванная по почину императорского правительства Конференция кончилась успешно и чтобы решения, к которым она приведет, соответствовали пользам России, не налагая на нее никаких обязательств, могучих стеснить ее будущее развитие и давая вместе с тем возможность пользоваться благами международного правопорядка...». В инструкции были даны общие директивы по четырем группам вопросов, предложенных на рассмотрение Конференции. В заключение инструкции министр особо отметил, что «после войны 1904-1905 гг. России в первый раз приходится выступать здесь в вопросах мирового интереса в руководящей и ответственной роли».

Значение Второй Гаагской конференции 1907 г. состоит в том, что в своей деятельности она учитывала опыт решения труднейших задач, связанных с принятием в рамках многосторонней дипломатии международно-правовых актов, призванных ограничить право выбора воюющими государствами средств и методов ведения войны и заложить правовые основы решения межгосударственных споров прежде всего мирными средствами. Речь идет о ряде международных форумов, прошедших во второй половине XIX в., во многом благодаря усилиям российского правительства. К ним относится Санкт-Петербургская конференция 1868 г., принявшая Декларацию об отмене употребления взрывчатых и зажигательных пуль. Указанный международно-правовой акт запретил использование в армиях европейских стран снарядов, которые при весе менее 400 граммов имеют свойство взрывчатости или снаряжены ударным или горючим составом, как средств войны, приносящих излишние страдания, не обусловленные военной необходимостью. К данной сфере принадлежит и опыт российской делегации, приобретенный в ходе Брюссельской конференции 1874 г. в связи с рассмотрением подготовленного Ф.Ф.Мартенсом проекта Конвенции о законах и обычаях сухопутной войны, имевшей целью установить некоторые обязательные правила ведения войны и тем самым ограничить приносимые войной бедствия. Поскольку государства-участники конференции оказались не готовы принять в то время саму идею дальнейшего ограничения войны международными правилами, указанный документ в итоге приобрел форму декларации, имевшей рекомендательный характер.

Также нужно отметить итоги Первой Гаагской конференции мира 1899 г., с которой Вторая конференция мира была связана наиболее тесным образом и продолжением которой она фактически явилась. Цели, задачи и программы обеих конференций были органически взаимосвязаны и формировались под влиянием обострявшихся противоречий между крупными европейскими державами, их военно-политического размежевания накануне Первой мировой войны[1]. В первом пункте программы этой конференции, предложенной российским правительством в январе 1899 г., предусматривалось «заключение международного соглашения на подлежащий установлению срок, устанавливающего неувеличение существующих размеров состава мирного времени сухопутных и морских сил». На тот же срок предлагалось заморозить и существующий уровень военных бюджетов. В российском проекте далее предлагалось изучить возможность в будущем уже не замораживания, а сокращения и того, и другого - и численности вооруженных сил, и размера бюджета. Таким образом, Гаагская конференция мира 1899 г., в которой участвовало 27 государств, включая Великобританию, США, Германию, Францию, Италию, скандинавские страны, Японию и др., явилась по существу первым опытом постановки вопроса о разоружении на базе многосторонней дипломатии. Однако против предложений России резко выступила Германия, милитаристские устремления которой отвечали целям ее экспансионистской политики, активно проводившейся на международной арене. Инициатива России не нашла понимания и со стороны правящих кругов Франции, Великобритании и США. Как следствие такой позиции западных держав одна из важнейших целей конференции не была достигнута. Международных договоров в области разоружения или ограничения гонки вооружений на конференции принять не удалось.

Очевидно, именно поэтому 26 августа 1905 г. на записке министра иностранных дел России В.Н.Ламздорфа относительно предложения президенту США и правительствам других стран о созыве конференции Николай II написал: «Важно, чтобы в предложении нашем было вполне ясно всем державам, что Россия желает поставить на обсуждение и разрешение те вопросы, которые выдвинула последняя война (здесь речь идет о проигранной Россией русско-японской войне 1904-1905 гг.), а не какие-то утопии вроде полного разоружения, что однако случилось при Первой Гаагской конференции».

Необходимо указать, что обе Гаагские конференции проходили в сложившейся к тому времени системе международных отношений, включавшей в себя в качестве интегральной части как состояние мира, так и состояние войны. Государства не были лишены права обращаться к войне (jus ad bellum) для решения возникающих между ними разногласий. Правовые последствия войны определялись ее фактическим исходом. Юридически значимые понятия агрессии, государства-агрессора, государства-жертвы агрессии, запрещения агрессивной войны появятся в международном праве значительно позже, после двух мировых войн, и будут связаны прежде всего с принятием Устава ООН 1945 г.

Гаагская конференция 1899 г. приняла ряд международно-правовых актов, ознаменовавших новый важный этап в деле кодификации и прогрессивного развития права вооруженных конфликтов, многие из которых были включены в итоговые документы Второй Гаагской конференции 1907 г. Так, одобренные на Первой Гаагской конференции положения Брюссельской декларации с незначительными редакционными поправками нашли свое юридическое закрепление в действующей до сих пор Гаагской конвенции о законах и обычаях сухопутной войны 1907 г. Вместе с тем Второй конференции мира пришлось заниматься проблемами, которые ввиду их сложности не были решены Первой конференцией. В итоге, наряду с вышеуказанной Конвенцией, на Второй Гаагской конференции 1907 г. были приняты следующие международные договоры.

Конвенция о порядке открытия военных действий 1907 г. запрещала государствам открывать военные действия без предварительного и недвусмысленного предупреждения противной стороны. Оно могло быть мотивированным или выражаться в форме ультиматума. При этом извещение о войне не исключало возможности внезапных нападений. Положение о том, что нападающий должен предварительно и недвусмысленно известить противника о войне было принято по настоянию России.

В соответствии с содержанием Конвенции о правах и обязанностях нейтральных держав в сухопутной войне 1907 г. воюющим сторонам запрещалось перемещать через их территории свои вооруженные силы, создавать сооружения, предназначенные для военных действий, и пользоваться ими. В свою очередь, нейтральные государства были обязаны придерживаться принципа равного отношения ко всем участникам конфликта. При этом отражение нейтральной державой покушений на ее нейтралитет не рассматривалось как враждебное действие.

Конвенция о правах и обязанностях нейтральных держав в морской войне 1907 г. определяла статус военных судов воюющих государств в портах нейтральных держав. Эта конвенция была важнейшей для русского флота вследствие событий русско-японской войны, когда он был фактически лишен морского базирования. В содержании данного договора было существенно модернизировано действовавшее тогда английское правило о 24-часовой стоянке военных судов в нейтральных портах и оговорен ряд отступлений от этого срока в сторону его увеличения, в частности, для погрузки угля.

Конвенция об обращении торговых судов в военные 1907 г. закрепляла требования обращения торгового судна в военное, среди которых прямая власть, непосредственный контроль и ответственность державы флага; наличие отличительных знаков военных судов определенной государственной принадлежности; состояние командира корабля на государственной службе и включение его в список офицеров военного флота; подчинение экипажа военной дисциплине; соблюдение законов и обычаев войны; нахождение судна в списке судов военного флота. Эти требования позволяли провести различие между действующими военно-морскими силами и пиратскими судами, на которые должно было распространяться иное обращение.

Конвенция о положении неприятельских торговых судов при открытии военных действий 1907 г. определяла гарантии безопасности в отношении торговых судов, застигнутых войной в портах противной стороны. Она устанавливала, что торговое судно, которое не могло выйти из неприятельского порта немедленно или по истечении установленного срока, или выход которого не был разрешен, не могло быть конфисковано. Такое судно задерживается и возвращается собственнику после окончания военных действий. Торговые суда, застигнутые военными действиями в море, задерживались, но не подлежали конфискации.

Конвенция о некоторых ограничениях в пользовании правом захвата в морской войне 1907 г. предусматривала неприкосновенность почтовой корреспонденции на море, освобождение от захвата рыболовных судов и отказ от захвата в плен экипажей неприятельских торговых судов.

Конвенция о бомбардировке морскими силами во время войны 1907 г. закрепляла запрет бомбардировок военно-морскими силами государств незащищенных портов, городов, селений, жилищ и отдельных строений. Такой запрет не распространялся на военные укрепления, учреждения, склады оружия, которые могли использоваться неприятельской стороной для нужд армии и флота, и военные суда, находившиеся в порту. В Конвенции была установлена возможность бомбардирования незащищенных портов, городов, селений, жилищ и строений после специального предупреждения или оповещения, если местные власти откажутся подчиняться реквизициям продовольствия или запасов, необходимых в данное время для нужд морского флота, находившегося перед этим местом. Были также закреплены условия проведения реквизиции[2].

В докладе от 29 октября 1907 г. на имя управляющего МИД К.А.Губастова о значении Конференции и достигнутых на ней результатах глава российской делегации А.И.Нелидов писал: «Из всех тринадцати Конвенций и одной Декларации, составивших плод трудов Конференции, кроме заключительного акта, в котором они перечислены, императорская делегация подписала десять конвенций, оставив неподписанными, впредь до разрешения императорского правительства, три конвенции: о постановке мин, о правах захвата в морской войне (где упоминается об освобождении от захвата неприятельской почты) и об установлении Призового Суда, а также и возобновленную Декларацию о запрещении метания разрывных снарядов с воздушных шаров. [...] Смотря на все эти решения, с точки зрения наших интересов, нельзя не признать, что [...] все вожделения наших морских и военных властей получили на Второй Гаагской Конференции полное удовлетворение».

Таким образом, был придан мощный импульс развитию так называемого Г аагского права, которое наряду с Женевским правом, составляет основу современного международного права, применяемого в период вооруженных конфликтов. Дальнейшая адаптация Гаагского права к условиям ведения войн и вооруженных конфликтов в условиях нового и новейшего времени связаны, в частности, с принятием четырех Женевских конвенций о защите жертв войны 1949 г. и двух Дополнительных протоколов к ним 1977 г., Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие 1980 г., а также ряда протоколов к ней.

Важно отметить, что в принятой на Второй Гаагской конференции мира IV Гаагской конвенции 1907 г. получила свое юридическое закрепление знаменитая оговорка Ф.Ф.Мартенса, которая была предложена им после того, как конференция не смогла достичь согласия по вопросу о статусе гражданских лиц, взявшихся за оружие в борьбе против оккупантов. По мнению представителей крупных военных держав, таких лиц следует рассматривать в качестве франтиреров или партизан, подлежащих смертной казни. Представители малых государств считали, что к ним необходимо относиться как к комбатантам. Оговорка была сформулирована с целью разрешения возникшего разногласия и звучала следующим образом: «Впредь до того времени, когда представится возможность издать более полный свод законов войны, Высокие Договаривающиеся Стороны считают уместным засвидетельствовать, что в случаях, не предусмотренных принятыми ими постановлениями, население и воюющие остаются под охраною и действием начал международного права, поскольку они вытекают из установившихся между образованными народами обычаев, из законов человечности и требований общественного сознания»[3]. Оговорка Мартенса применяется и в наши дни. Например, в 1996 г. Международный суд ООН обращался к ней при составлении Консультативного заключения относительно законности угрозы ядерным оружием или его применения.

Гаагские конвенции 1907 г. играют важную роль в сфере международной уголовной юстиции при определении правового основания привлечения к ответственности и наказания лиц, совершивших военные преступления, преступления против мира и человечности. В решении Международного военного трибунала в Нюрнберге было специально указано, что гуманитарные нормы IV Гаагской конвенции 1907 г. и Женевской конвенции об обращении с военнопленными 1929 г. признаны всеми цивилизованными нациями, рассматривались ими в качестве установленных законов и обычаев войны и считаются частью общего международного права. Практика Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии подтвердила данный подход. Суть в том, что ряд преступлений, которые не предусмотрены международными договорами либо чьи признаки в них не конкретизированы, тем не менее, определяются в обычном праве.

По убеждению государств-участников Второй конференции мира 1907 г., учреждение постоянного, доступного всем третейского суда может служить действенным средством для достижения цели расширения области действия права и укрепления принципа международной справедливости. Желая в связи с этим лучше обеспечить практическое действие следственных комиссий и третейских судов и облегчить обращение к третейскому разбирательству, участники Второй Гаагской конференции признали необходимым пересмотреть по некоторым пунктам и восполнить деятельность Первой конференции мира в сфере мирного решения международных столкновений. Принятие Конвенции о мирном решении международных столкновений позволяет Гаагским конференциям 1899 и 1907 гг. именоваться «конференциями мира», так как предлагаемые в ее содержании способы урегулирования межгосударственных споров имеют в конечном счете целью избежать разрешение международных столкновений насильственным путем. Конвенция о мирном решении международных^ столкновений 1907 г. положила начало становлению принципа мирного разрешения международных споров, являющегося одним из основополагающих принципов современного международного права и существенно способствовала его конкретному нормативному наполнению. Несмотря на довольно скромные практические результаты, и Конвенция, и учрежденная на ее основе Постоянная палата третейского суда действуют до сих пор.

29 июля 1914 г. Николай II послал Вильгельму II примирительную телеграмму с предложением передать австро-сербский спор на рассмотрение Гаагского третейского суда: «...Было бы правильным передать австро-сербский вопрос на Гаагскую конференцию. Рассчитываю на твою мудрость и дружбу». Вильгельм не ответил на эту телеграмму, немецкое правительство не сочло нужным ее опубликовать в ряду посланий, которыми непосредственно обменялись оба монарха во время кризиса, предшествовавшего началу Первой мировой войны.

Состоявшаяся сто десять лет назад в Гааге Вторая конференция мира бесспорно вошла в историю российской внешней политики как одно из блестящих достижений отечественной дипломатии в деле кодификации и прогрессивного развития норм и принципов международного права. И сегодня результаты масштабной работы, осуществленной на этом международном форуме, не утратили своего практического и теоретического значения. Третья Гаагская конференция была запланирована на 1915 г., но не состоялась в связи с Первой мировой войной.

Третья международная мирная конференция открылась через 100 лет после первой в Смольном дворце Санкт-Петербурга 22 июня 1999 г. и имела название «Столетие инициативы России: от Первой конференции мира 1899 г. - к Третьей, 1999 года». Целью конференции стали презентации и обсуждение докладов, представлявших собой изложение наиболее актуальной тематики современного гуманитарного права. Первый доклад «Проблемы разоружения» (Х.Бликс) затрагивал отдельные аспекты программ ядерного разоружения и сокращения оружия массового поражения и системы контроля за ними со стороны международных межправительственных организаций. Кроме того, автор поставил проблему ограничения стрелкового оружия, широко используемого в современных вооруженных конфликтах воюющими сторонами. Второй доклад «Международное гуманитарное право и законы войны» (К.Гринвуд) был направлен на уточнение соотношения принципа неприменения силы и угрозы силой, закрепленного Уставом ООН, и эволюции законов ведения войны. Автор счел их вполне совместимыми и взаимодополняющими международно-правовыми институтами. Большое внимание докладчик уделил признанию внутригосударственных конфликтов как сфере применения норм международного гуманитарного права. Третий доклад «Мирное урегулирование споров: перспективы на двадцать первый век» (Ф.Оррего Викуна и С.Пинто) поставил вопросы, связанные с современными тенденциями децентрализации функций государства и международного правопорядка. Если прежде в классическом международном праве главные позиции были отведены согласованию воль государств, то сегодня все большее значение приобретают такие правовые средства, как использование основных принципов межгосударственного сотрудничества и норм международных обычаев. Докладчики дополнили дискуссию о реформировании системы ООН, предложив более широкие основы взаимодействия Международного Суда и Совета Безопасности ООН с возможностью предоставления запросов в отношении общепризнанных международных обязательств Г енеральной Ассамблее, государствам- участникам и международным организация[4]. Главным направлением Третьей мирной конференции стало дальнейшее укрепление системы мирного разрешения международных споров и применение ограничений средств и методов ведения вооруженных конфликтов в современном международном праве.

Егоров С.А.,
д.ю.н., профессор,
зав. кафедрой международного права ДА МИД России

Ястребова А.Ю.,
к.ю.н., доцент,
профессор кафедры международного права ДА МИД

 

[1] Подробнее об истории и программе Первой Гаагской конференции мира 1899 г. см.: Стародубцев Г.С. Поступательное развитие международного права и Гаагская конференция 1899 г. Право и политика. № 5, 2000.

[2] Подробнее о содержании Гаагских конвенций 1907 г. см.: Алешин В.В. Международное гуманитарное право: понятие, содержание и основные институты. Учебное пособие. М., 2007.

[3] Подробнее об этом см.: Пустогаров В.В. Оговорка Мартенса - история и юридическое содержание // Право и политика. № 3, 2000.

[4] Подробно об истории созыва и программе трех Гаагских мирных конференций см.: Косов Ю.В., Торопыгин A.B. Три конференции мира: традиции и современность // Управленческое консультирование. № 3, 2007.

Аннотированный перечень документов
Архива внешней политики Российской империи
о Второй Гаагской конференции мира
(2/15 июня – 5/18 октября 1907 г.)

1

Всеподданнейшая записка министра иностранных дел России В.Н.Ламздорфа императору Николаю II с предложением выступить с инициативой по созыву новой Конференции мира и начать работу по разработке ее программы

6/19 мая 1905 г

Помета Николая II: "Согласен".

АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 5036, л. 170-173об., подлинник, рус. яз.

2

Всеподданнейшая записка министра иностранных дел России В.Н.Ламздорфа императору Николаю II о передаче президенту США и правительствам других держав предложения о созыве Второй конференции мира

26 августа/8 сентября 1905 г

Пометы Николая II:
На верхнем поле документа: "Важно, чтобы в предложении нашем было вполне ясно всем державам, что Россия желает поставить на обсуждение и разрешение те вопросы, которые выдвинула последняя война, а не какие-то утопии вроде полного разоружения, что однако случилось при Первой Гаагской конфер[енции]".
На левом поле документа (к тексту о порядке передачи предложения о созыве конференции): "Да"

АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 5036, л. 1, подлинник, рус. яз.

3

Циркуляр министра иностранных дел России В.Н.Ламздорфа дипломатическим представителям России за границей. Предписывает при передаче официального предложения российского императора о созыве Второй конференции мира в Гааге, информировать о том, что президент США Т.Рузвельт, ранее выступавший с подобным предложением, и правительство Нидерландов поддержали инициативу российской стороны. Подчеркивает, что в программу будущей конференции планируется включить вопросы, которые выдвинулись в связи с русско-японской войной 1904-1905 гг., а не «трудно осуществимые задачи вроде разоружения, сокращения сухопутных и морских сил и тому подобные», обсуждавшиеся в ходе Первой Гаагской мирной конференции

7/20 сентября 1905 г

Помета Николая II: «Съ» (Согласен)

АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 5036, л. 6-6об., отпуск, рус. яз.

4

Циркулярная телеграмма министра иностранных дел России В.Н.Ламздорфа дипломатическим представителям России за границей с предписанием передать правительствам, при которых они аккредитованы, предложение российского императора созвать новую Конференцию мира в Гааге

26 августа/8 сентября 1905 г

Помета Николая II: "Съ" (Согласен).

АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 5036, л. 2-2об., отпуск, рус. яз.

5

Письмо непременного члена Совета МИД России профессора Ф.Ф.Мартенса министру иностранных дел России В.Н.Ламздорфу проекте программы Второй Гаагской конференции мира

3/16 декабря 1905 г

Приложение: проект программы Второй Гаагской конференции мира, разработанный Ф.Ф.Мартенсом

АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 4924, л. 41-41об., автограф Ф.Ф.Мартенса, рус.яз. ; приложение - л. 42-43об., подлинник, рус. яз.

6

Протокол межведомственного Совещания по вопросу о программе Второй Гаагской конференции мира

8/21 марта 1906 г

В ходе совещания представители МИД, Военного, Морского министерств, Министерств юстиции, финансов, торговли и промышленности, а также Главного Управления Российского Общества Красного Креста редактировали проект сообщения иностранным державам о программе Конференции

АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 4899, л. 2-7, копия, рус. яз.

7

Нота, переданная российскими дипломатическими представителями за границей правительствам, приглашенным к участию во Второй Гаагской конференции мира, о программе будущей конференции

16 марта 1906 г.

В ноте подчеркивалось, что в ходе предстоящей конференции не будут обсуждаться вопросы, касающиеся политических отношений между державами, а также «порядка вещей, установленного трактатами»

АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 4899, л. 8–9, типографский экз., рус. и фр. яз.

8

Нота министра иностранных дел Нидерландов Д.А. ван Тетс ван Гудриана посланнику России в Нидерландах Н.В.Чарыкову о согласии нидерландского правительства с программой будущей конференции мира, предложенной российской стороной

11 апреля 1906 г

 

АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 4936, л. 288–288об., подлинник, фр. яз.

9

Записка непременного члена Совета МИД России Ф.Ф.Мартенса, представленная министру иностранных дел России А.П.Извольскому, об организационных вопросах созыва Второй Гаагской конференции мира

14/27 декабря 1906 г.

Предлагает провести в Париже негласное совещание представителей держав для обсуждения времени созыва, порядка делопроизводства и программы конференции

АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 4946, л. 17-24, подлинник, рус. яз.

10

Инструкция министра иностранных дел России А.П.Извольского непременному члену Совета МИД России Ф.Ф.Мартенсу

1/14 января 1907 г

Ф.Ф.Мартенсу было поручено провести переговоры в Берлине, Париже, Лондоне, Риме, Вене и Гааге по вопросам созыва и проведения Второй Гаагской конференции мира с целью согласования позиций России и европейских держав.
Помета Николая II: "Съ" (Согласен)

АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 5036, л. 113-120об., отпуск, рус. яз.

11

Донесение непременного члена Совета МИД России Ф.Ф.Мартенса министру иностранных дел России А.П.Извольскому об успешных переговорах с правительством Нидерландов по организационным вопросам созыва и проведения Второй конференции мира

7/20 февраля 1907 г

 

АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 4951, л. 38-40, подлинник, рус. яз.

12

Циркулярная телеграмма министра иностранных дел России А.П.Извольского дипломатическим представителям России за границей с текстом ноты о программе и дате созыва Второй Гаагской конференции мира (для вручения правительствам, при которых они аккредитованы)

20 марта/ 2 апреля 1907 г

В ноте отмечается, что все державы выразили согласие с российским проектом программы конференции, некоторые из них выcказали свои замечания и предложения. Ряд участников, в том числе и Россия, оговорили за собой право не принимать участия в прениях, которые сочтут не способными дать "практический результат".
Помета Николая II: "Съ" (Согласен);

АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 5036, л. 132-134, отпуск, фр. яз.

13

Инструкция министра иностранных дел России А.П.Извольского первому российскому уполномоченному на Второй Гаагской конференции мира А.И.Нелидову

23 мая/5 июня 1907 г

В инструкции отмечается, что на конференции, посвященной усовершенствованию международного правопорядка, участники обсудят четыре группы вопросов: 1) мирное урегулирование «международных столкновений»" (международный третейский суд; принцип обязательности арбитража, выдвинутый российским правительством); 2) законы и обычаи сухопутной войны (российская сторона выступала за обязательность объявления войны перед началом военных действий; проблемы, связанные с положением военнопленных); 3) правила ведения морской войны (вопрос о запрещении бомбардировки незащищенных, необороняемых пунктов противника, правила установки мин, право обращения торговых судов в военные); 4) права и обязанности нейтральных государств на море (вопрос об утверждении списка товаров, относящихся к военной контрабанде; положение судов воюющих держав в нейтральных водах и портах нейтральных стран).
Помета Николая II: "Съ" (Согласен)

АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 5037, л. 12-25, отпуск, рус. яз.

14

Списoк представленных на Второй Гаагской конференции мира стран и их делегатов

 

 

АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 4998, л. 73–73об., 80–80об.(российская делегация), типографский экз., фр. яз.

15

Состав Бюро и Секретариата Второй Гаагской конференции мира

 

 

АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 4998, л. 82–82об., типографский экз., фр. яз.

16

Протокол 1-го пленарного заседания Второй Гаагской конференции мира с текстом вступительной речи министра иностранных дел Нидерландов Д.А. ван Тетс ван Гудриана и первого российского уполномоченного А.И.Нелидова, единогласно избранного председателем Конференции

15 июня 1907 г

 

АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 4998, л. 2-7об., типографский экз., фр. яз.

17

Протокол 2-го пленарного заседания Второй Гаагской конференции мира. Содержит утвержденный проект регламента конференции, а также список 4 комиссий с указанием вопросов, входивших в их компетенцию.

19 июня 1907 г.

 

АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 4998, л. 16-19, типографский экземпляр, фр. яз.

18

Донесение первого российского уполномоченного на Второй Гаагской конференции мира. А.И.Нелидова временному управляющему МИД К.А.Губастову

11 /24 сентября 1907 г

Сообщает, что королева Нидерландов Вильгельмина наградила орденами членов российской делегации: А.И.Нелидова, М.Э.Прозора, И.Г.Лорис-Меликова, А.Н.Мандельштама и Б.Э.Нольде

АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 4968, л. 156-156об., подлинник, рус. яз.

19

Протокол 14-го (заключительного) заседания 4-й комиссии Второй Гаагской конференции мира

26 сентября 1907 г

В ходе заседания были обсуждены и приняты доклады о военной контрабанде и блокаде, а также проект Конвенции о почтовой переписке. В заключительной речи председатель Комиссии Ф.Ф.Мартенс решительно опроверг нападки прессы и общественного мнения, критиковавшие работу форума. Он отметил, что цель Конференций мира заключается в "устройстве международной жизни на основах права и справедливости", именно этому способствовали принятые делегатами конвенции

АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 5017, л. 90-92об., типографский экземпляр, фр. яз.

20

Телеграмма председателя Второй Гаагской конференции мира А.И.Нелидова императору Николаю II. Участники конференции, собравшись на заключительное заседание, выражают глубокую признательность российскому императору, «инициатору и главному творцу гуманистического дела мира»

5/18 октября 1907 г

 

АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 5030, л. 3, подлинник, фр. яз.

21

Гаагская конвенция о мирном решении международных столкновений

18 октября 1907 г

Статья 1: «С целью предупредить, по возможности, обращение к силе в отношениях между государствами, договаривающиеся державы соглашаются прилагать все свои усилия к тому, чтобы обеспечить мирное решение международных разногласий»

АВПРИ, ф.Трактаты, оп. 3, д. 1916, л. 180–180об., 184об., 191об., 193об., заверенная копия, фр.яз.

22

Положение о законах и обычаях сухопутной войны (приложение к Гаагской конвенции о законах и обычаях сухопутной войны)

18 октября 1907 г

 

АВПРИ, ф.Трактаты, оп. 3, д. 1916, л. 216об.–220об., заверенная копия, фр.яз.

23

Заключительный акт Второй Гаагской конференции мира

18 октября 1907 г

 

АВПРИ, ф. СПб. Главный архив, I-10, оп. 28, д. 617, л. 1–7об., копия, фр. яз.

24

Донесение первого уполномоченного России на Второй Гаагской конференции мира и посла во Франции А.И.Нелидова временному управляющему МИД К.А.Губастову об итогах работы конференции

16/29 октября 1907 г

Помета Николая II о прочтении.
Считает, что России необходимо подписать три конвенции, не подписанные российскими делегатами в ходе Конференции в связи с оговорками, высказанными военным и морским ведомствами (об установке подводных мин, о праве захвата в морской войне, об учреждении международного призового суда)

АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 4968, л. 183-188об., подлинник, рус. яз.

25

Списки иностранных подданных, награждаемых российскими орденами и медалями в связи с Второй Гаагской конференцией мира

Утверждены Николаем II 25 октября/ 7 ноября 1907 г

 

АВПРИ, ф. II Департамент, I-2, оп. 385, д. 68 (род I, д. 213), л. 2-4об., рус. яз.

Иллюстративные материалы

26

Делегаты держав на Второй Гаагской конференции мира

 

Представители России: первый уполномоченный А.И.Нелидов, второй уполномоченный Ф.Ф.Мартенс, технический делегат И.А.Овчинников

АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 5040, л. 8, газета "Новое время", № 11221, 9/22 июня 1907 г

27

Главный фасад Рыцарского зала, в котором проходили заседания Второй Гаагской конференции мира

 

 

АВПРИ, ф. Политархив, оп. 482, д. 4987, л. 137, вырезка из "Brasil Magazine"

28

Александр Иванович Нелидов

 

 

 

29

Федор Федорович Мартенс

 

 

 

30

Николай Валериевич Чарыков

 

 

 

31

Вторая Гаагская конференция мира